Статьи на английском языке с переводом и озвучкой
Продвинутый уровень
Словарь

to usher – проводить, препроводить, сопровождать; вводить; усаживать
receptionist – секретарь приёмной
amicable – дружелюбный, доброжелательный
panel – группа, комиссия, коллегия
composed – невозмутимый, сдержанный, спокойный
flippant – легкомысленный, несерьёзный; бездумный; беспечный; небрежный
indicative – показательный, указывающий
admission officer – руководитель приемной комиссии
unwarranted – произвольный, неоправданный; незаконный; неуместный
irrelevance – бесполезность, неуместность, ненужность,
unbeknown – втайне
strikingly – поразительно, удивительно, замечательно
coherent – связный, понятный, разборчивый
narrative – история, рассказ
tardiness – опоздание, отставание; запаздывание, задержка
to rank – распределить по рангу
to glean – подхватывать, собирать
squarely – честно, без обмана
idly – праздно, лениво, от нечего делать

The Utter Uselessness of Job Interviews Полная бесполезность собеседований при приёме на работу
A friend of mine once had a curious experience with a job interview. Excited about the possible position, she arrived five minutes early and was immediately ushered into the interview by the receptionist. Following an amicable discussion with a panel of interviewers, she was offered the job. У одной моей подруги был любопытный опыт с собеседованием при приёме на работу. Воодушевлённая возможной должностью, она прибыла на пять минут раньше и была незамедлительно проведена на собеседование секретарём приемной. После дружелюбного обсуждения с группой опрашивающих ей предложили работу.
Afterward, one of the interviewers remarked how impressed she was that my friend could be so composed after showing up 25 minutes late to the interview. As it turned out, my friend had been told the wrong start time by half an hour; she had remained composed because she did not know she was late. Затем, одна из опрашивающих отметила, насколько впечатлена она была тем, что моя подруга могла быть настолько невозмутимой после того, как она явилась на собеседование на 25 минут позже. Как выяснилось, моей подруге сообщили неправильное время начала, на полчаса (разницы); она оставалась невозмутимой, потому что она не знала, что она опоздала.
My friend is not the type of person who would have remained cool had she known she was late, but the interviewers reached the opposite conclusion. Of course, they also could have concluded that her calm reflected a flippant attitude, which is also not a trait of hers. Either way, they would have been wrong to assume that her behavior in the interview was indicative of her future performance at the job. Моя подруга – личность не того типа, которая бы осталась спокойной, если бы она знала, что опоздала, но опрашивающие пришли к противоположному заключению. Разумеется, они могли бы заключить, что её спокойствие отражало легкомысленное отношение, которое тоже не является её чертой. Так или иначе, они были бы не правы, полагая, что её поведение на собеседовании было показательным в отношении её будущей деятельности на этой работе.
This is a widespread problem. Employers like to use free-form, unstructured interviews in an attempt to “get to know” a job candidate. Such interviews are also increasingly popular with admissions officers at universities looking to move away from test scores and other standardized measures of student quality. But as in my friend’s case, interviewers typically form strong but unwarranted impressions about interviewees, often revealing more about themselves than the candidates. Это широко распространённая проблема. Работодателям нравится использовать собеседования в свободной, неструктурированной форме, в попытке «узнать» кандидата на работу. Такие собеседования также возрастающе популярны в университетах среди руководителей приемной комиссии, ищущих отойти от тестовых оценок и других стандартизированных оценок качества студента. Но, как в случае моей подруги, опрашивающие обычно формируют прочные и произвольные впечатления об опрашиваемых, зачастую обнаруживая больше о самих себе, чем о кандидатах.
Research that my colleagues and I have conducted shows that the problem with interviews is worse than irrelevance: They can be harmful, undercutting the impact of other, more valuable information about interviewees. Исследование, которое я и мои коллеги провели, показывает, что проблема с собеседованиями хуже, чем бесполезность: они могут быть вредоносными, подрывающими эффект от другой, более ценной информации об опрашиваемых.
In one experiment, we had student subjects interview other students and then predict their grade point averages (G.P.A.) for the following semester. The prediction was to be based on the interview, the student’s course schedule and his or her past G.P.A. (We explained that past G.P.A. was historically the best predictor of future grades at their school.) In addition to predicting the G.P.A. of the interviewee, our subjects also predicted the performance of a student they did not meet, based only on that student’s course schedule and past G.P.A. В одном эксперименте мы поручили испытуемым студентам проводить собеседование с другими студентами и предсказать их средний балл на грядущий семестр. Предсказание должно было основываться на собеседовании, на расписании занятий и их прошлом среднем балле. (Мы объяснили, что прошлый средний балл был исторически лучшим предсказателем будущих оценок в их школе). В дополнение к предсказанию среднего балла опрашиваемого, наши испытуемые также предсказывали успешность деятельности студента, с которым они не встречались, основываясь только на расписании занятий и прошлом среднем балле этого студента.
In the end, our subjects’ G.P.A. predictions were significantly more accurate for the students they did not meet. The interviews had been counterproductive. В конце предсказания среднего балла наших испытуемых были значительно более точными для студентов, с которыми они не встречались. Собеседование оказалось контрпродуктивным.
It gets worse. Unbeknown to our subjects, we had instructed some of the interviewees to respond randomly to their questions. Though many of our interviewers were allowed to ask any questions they wanted, some were told to ask only yes/no or this/that questions. In half of these interviews, the interviewees were instructed to answer honestly. But in the other half, the interviewees were instructed to answer randomly. Дальше хуже. Втайне от наших испытуемых мы дали указание некоторым из опрашиваемых отвечать на их вопросы произвольно. Хотя многим из наших опрашивающих было позволено задавать любые вопросы, которые они хотели, некоторым было сказано задавать только вопросы да/нет или это/то. В половине этих собеседований опрашиваемым было указано отвечать честно. Но в другой половине опрашиваемым было указано отвечать произвольно.
Strikingly, not one interviewer reported noticing that he or she was conducting a random interview. More striking still, the students who conducted random interviews rated the degree to which they “got to know” the interviewee slightly higher on average than those who conducted honest interviews. Что поразительно, ни один опрашивающий не сообщил, что заметил, что он или она проводили произвольное собеседование. Ещё более поразительно, что студенты, которые проводили произвольные собеседования, оценили уровень, на который они «узнали» опрашиваемого, несколько выше в среднем, чем те, которые проводили честные собеседования.
The key psychological insight here is that people have no trouble turning any information into a coherent narrative. This is true when, as in the case of my friend, the information (i.e., her tardiness) is incorrect. And this is true, as in our experiments, when the information is random. People can’t help seeing signals, even in noise. Ключевое психологическое прозрение здесь в том, что у людей нет никакой проблемы в том, чтобы превратить любую информацию в связную историю. Это верно, когда, как в случае с моей подругой, информация (то есть её опоздание) неверна. И это верно, как в наших экспериментах, когда информация произвольная. Люди не могут не видеть сигналов, даже в шуме.
There was a final twist in our experiment. We explained what we had done, and what our findings were, to another group of student subjects. Then we asked them to rank the information they would like to have when making a G.P.A. prediction: honest interviews, random interviews, or no interviews at all. They most often ranked no interview last. Был последний поворот в нашем эксперименте. Мы объяснили, что мы сделали, и каковы были наши открытия другой группе испытуемых студентов. Затем мы попросили их распределить по рангу информацию, которую они бы предпочли иметь, делая предсказание среднего балла: честное собеседование, произвольное собеседование или никакого собеседования вовсе. Они чаще всего ставили без собеседования на последнее место.
In other words, a majority felt they would rather base their predictions on an interview they knew to be random than to have to base their predictions on background information alone. Другими словами, большинство чувствовало, что они скорее будут основывать свои предсказания на собеседовании, о котором они знают, что оно произвольное, чем основывать свои предсказания только на справочной информации.
So great is people’s confidence in their ability to glean valuable information from a face to face conversation that they feel they can do so even if they know they are not being dealt with squarely. But they are wrong. Настолько велика уверенность людей в их способности подхватывать ценную информацию из разговора лицом к лицу, что они считают, что они могут это, даже если знают, что с ними ведут себя нечестно. Но они ошибаются.
What can be done? One option is to structure interviews so that all candidates receive the same questions, a procedure that has been shown to make interviews more reliable and modestly more predictive of job success. Alternatively, you can use interviews to test job-related skills, rather than idly chatting or asking personal questions. Что можно сделать? Одна возможность это структурировать собеседования так, чтобы все кандидаты получали те же вопросы, процедура, которая доказанно делает собеседования более надёжными и несколько более способными предсказать успешность работы. В качестве альтернативы вы можете использовать собеседования, чтобы проверять связанные с работой навыки, нежели чем праздно беседовать или задавать личные вопросы.
Realistically, unstructured interviews aren’t going away anytime soon. Until then, we should be humble about the likelihood that our impressions will provide a reliable guide to a candidate’s future performance. Реалистично рассуждая, неструктурированные собеседования никуда не уйдут в ближайшем времени. До тех пор нам следует скромно относиться к вероятности того, что наши впечатления обеспечат надёжное указание на будущую успешность работы кандидата.

Источник: www.nytimes.com

1921