Статьи на английском языке с переводом и озвучкой
Средний уровень
Словарь

to bestow – давать, даровать, награждать
to upstage – затмевать, привлечь внимание публики к себе
mutton – баранина; овца
eatery – столовая, закусочная, забегаловка
to slaughter – забивать; резать; совершать массовое убийство
prison – тюрьма, место заключения
bustling – переполненный, суматошный
heady – опрометчивый, безрассудный, пьянящий
seasoned – с приправой; закалённый; опытный
dough – тесто; паста
acidity – кислота; кислый вкус
hype – надувательство; рекламная шумиха; подстёгивание
to erect – сооружать, воздвигать
to sacrifice – жертвовать; приносить жертвы; совершать жертвоприношение
tough – жёсткий, плотный; сложный
butcher – мясник, торговец мясом
unfurl – развёртывать, распускать, раскрывать

India's biryani wars Индийские войны бирьяни.
If India had a national food, one contender up there with rotis, dal or samosas might be the spiced, multi-layered rice dish known as biryani. This rich, celebratory fare was most likely bestowed on the subcontinent by the Persian and Central Asian rulers who also gave India the exquisite Taj Mahal. Если бы в Индии была национальная еда, одним из претендентов вместе с роти, дал или самосами могло бы быть пряное многослойное рисовое блюдо, известное как бирьяни. Это жирное праздничное яство было, вероятнее всего, даровано субконтиненту персидскими и среднеазиатскими правителями, которые также подарили Индии великолепный Тадж-Махал.
Now, biryani, the centrepiece of countless holidays and weddings in India – where it regularly upstages the cake – is at the centre of a cultural firestorm. Теперь бирьяни, центральная фигура бесчисленных празднеств и свадеб в Индии – где он регулярно вытесняет со сцены торт – находится в центре культурной огненной бури.
Police in parts of Haryana state in northern India have taken the extreme measure of checking dishes of mutton biryani at public eateries to ensure they don’t contain beef. Not only does India’s Hindu majority mostly not eat the meat of this sacred animal, but slaughtering cows is illegal in most of India, including Haryana, where a 2015 law dictates up to 10 years in prison. More than 20 Indian states forbid either cow slaughter, beef eating or both. Полиция в некоторых местах штата Хариана в северной Индии приняла крайние меры, проверяя блюда с бирьяни из баранины в публичных столовых, дабы удостовериться, что они не содержат говядины. Помимо того, что индуистское большинство в Индии большей частью не ест мясо этого священного животного, забой коров противозаконен в большей части Индии, включая Хариану, где закон 2015 года предписывает до 10 лет тюрьмы. Больше 20 индийских штатов запрещают либо забой коров, либо поедание коров, либо и то и другое.
"We have been getting lots of complaints that beef is mixed in the biryani in Mewat district so I have ordered the police to physically check the biryani sold in eateries there," Haryana Cow Service Commission Chairman Bhani Ram Mangla told the BBC World Service's Amitabha Bhattasali. «Мы получали много жалоб, что говядину подмешивают в бирьяни в районе Меват, поэтому я приказал полиции физически проверить бирьяни, которое продают в тамошних столовых», – сказал председатель комиссии по Коровьей Службе Харьяны Бхани Рам Мангла представителю Всемирной службы BBC Амитабха Бхаттасали.
Considering India’s incredible diversity – of people and food – sensitivity to such issues is not surprising. Like its bustling markets and heady masalas, India itself is a dizzying jumble of religions, languages, cultures and cuisines. Учитывая невероятное разнообразие Индии – 1людей и еды – чувствительность к таким проблемам неудивительна. Как её суматошные рынки и пьянящие масалы, сама Индия – головокружительная смесь религий, языков, культур и кухонь.
“Food is a marker of identity, be that ethnic, religious, socio-economic or personal, so humans might be particularly sensitive when that part of their identity is challenged or questioned,” said Carol Helstosky, associate professor of history at the University of Denver. «Еда – это знак идентичности, будь она этнической, религиозной, социально-экономической или личной, поэтому люди могут быть особенно чувствительны, когда этой части их идентичности бросается вызов или когда она ставится под сомнение», - сказала Кэрол Хельстоски, адъюнкт-профессор истории при Университете Денвера.
Take biryani, for example. There are at least as many ways to prepare the dish as there are states in India. In Hyderabad, layers of seasoned meat and saffron-flecked rice are sealed under a lid of dough then steamed, in the most traditional preparation called dum. In Chennai, the dish takes on heat with chilli pepper and acidity with tomatoes. And in Calcutta, a potato-studded biryani is traditionally topped with a boiled egg. Возьмите бирьяни, например. Есть как минимум столько же способов приготовления этого блюда, сколько в Индии есть штатов. В Хидерабаде слои приправленного мяса и обсыпанного шафраном риса запечатаны под крышкой из теста, затем приготовлены на пару, в самом традиционном методе приготовления, называемом дум. В Ченнаи блюда приобретают жар с перцем чили и кислинку с помидорами. А в Калькутте утыканное картофелем бирьяни традиционно покрывается варёным яйцом.
Judging from news reports, peppered with mentions of “biryani war”, “communal riots” and “cow vigilantism”, food is a source of intense conflict in India. Судя по новостным сообщениям, испещрённым упоминаниями «войн бирьяни», «общинными беспорядками» и «коровьим дозором», еда является источником напряженного конфликта в Индии.
But talk to the people and you hear a different story. Но поговорив с людьми, вы услышите иную историю.
“This biryani news is just media hype,” said Wahaja Karim, a Bombay transplant living in New Delhi. “Food in India unites people rather than being a source of hatred.” «Эти новости про бирьяни – просто новостной шум, – сказал Вахая Карим, переселенец из Бомбея, живущий в Нью Дели. – Еда в Индии объединяет людей, нежели является источником ненависти».
That’s how Faisal Siddiqui, a New Delhi-born food-lover now living in the US state of New Jersey, remembers India. Так помнит Индию Файзал Сиддики, гурман родом из Нью Дели, ныне живущий в штате США Нью-Джерси.
Siddiqui, a Muslim, grew up in the Hindu-majority Lodhi Road neighbourhood of south Delhi, skipping school and playing cricket with Hindu, Muslim and Sikh friends. Сиддики, мусульманин, вырос в районе Лодхи Роуд в южном Дели с индуистским большинством, прогуливая школу и играя в крикет с друзьями индуистами, мусульманами и сикхами.
He recalled visiting pandals, small roadside tents erected for Sikh saint holidays, which worshippers marked by distributing food, like halwa poori, rich semolina cooked with butter and sugar, served with sweetened fried dough; and chole, savoury chickpeas stewed with onions, potatoes and spices. Он вспоминает посещения пандал, маленьких придорожных палаток, сооружённых для праздника в честь сикхского святого, который поклоняющиеся отмечали, раздавая еду, такую как халву пури, жирную манную крупу, сваренную с маслом и сахаром, подаваемую с подслащённым жареным тестом, чоле, острый нут, тушёный с луком, картофелем и пряностями.
“A lot of people – labourers, students, kids, Sikhs, Hindus, Muslims, Christians – pretty much anyone used to visit. Indians love free food,” Siddiqui said, laughing. «Многие люди – рабочие, студенты, дети, сикхи, индуисты, мусульмане, христиане – наведывались почти что все. Индусы любят бесплатную еду», – сказал Сиддики, смеясь.
His fondest memories, however, are of Bakr Eid, the Muslim religious holiday marked by slaughtering goats in remembrance of Prophet Abraham’s willingness to sacrifice his son as an act of submission to God. For Siddiqui and his extended family, preparations began a week earlier, when his uncles would bring home six or seven goats, kept on the terrace-like roof, for the children to feed, clean and take care of before the holiday. Его любимое воспоминание, однако, это память о Бакр-Ид, мусульманском религиозном празднике, отмечаемом забоем козлов в воспоминание о готовности пророка Авраама пожертвовать своим сыном в акте покорности Богу. Для Сиддики и его ближних и дальних родственников приготовления начинались за неделю, когда его дяди приводили в дом шестерых или семерых козлов, которых держали на подобной террасе-крыше, чтобы дети кормили, мыли и ухаживали за ними до праздника.
“I used to get attached to them,” remembered Siddiqui. “Eid day was tough.” «Я привязывался к ним, – вспоминает Сиддики. – День Ид был нелёгким».
On Eid, a butcher would come to the house and slaughter the animals, which were skinned, butchered and portioned, and the meat distributed to family, neighbours and the poor, in accordance with Muslim tradition. The highlight of the day? Dinner. В день Ид мясник приходил в дом и забивал животных, которых освежевали, разделывали и делили на порции, а мясо распределялось между семьёй, соседями и бедняками, в соответствии с мусульманской традицией. Наивысшая точка дня? Обед.
“Biryani was always dinner on Eid,” said Siddiqui. “That was the centrepiece of Eid.” «Бирьяни всегда было на обед в Ид, – говорит Сиддики. – Это было средоточием Ида».
In his home in New Delhi, that meant rice cooked with the freshly slaughtered meat, served with a spicy red-chilli chutney and soothing raita, or yoghurt. Siddiqui and his cousins would unfurl the long tablecloth known as a dastarkhan, set it with plates and await the biryani. If his uncles bumped into Hindu colleagues on their way home from prayers, they would join the feast, along with neighbours, friends and family. В его доме в Нью Дели это означало рис, сваренный с мясом свежезабитого животного, подаваемый с пряным чатни из перца чили и мягким раита или с йогуртом. Сиддики и его двоюродные братья расстилали длинную скатерть, известную как дастархан, расставляли тарелки и ждали бирьяни. Если дяди сталкивались с коллегами-индусами по пути к дому от молитв, они присоединялись к пиру вместе с соседями, друзьями и семьёй.
Everyone would sit together and eat,” said Siddiqui, recollecting how Hindus loved Bakr Eid. «Все садились вместе и ели», – говорит Сиддики, вспоминая как индуисты любили Бакр-Ид.
For him, biryani was a food that brought people together. Для него бирьяни был пищей, которая сводила людей вместе.
“Food, for me, was always something uniting. Even if people didn’t eat meat, they would still come and choose the vegetable dishes. But we would always eat at the same table,” he said. «Еда для меня всегда была чем-то объединяющим. Даже если люди не ели мяса, они всё равно приходили и выбирали овощные блюда. Но мы всегда ели за одним столом», – сказал он.
  1 – прим. ред.: разнообразие

Источник: www.bbc.com

1022